Выберите раздел

Дело Г-ча ( ч.2 ст. 336 УК РФ — Оскорбление военнослужащего, ч.1 ст.119 УК РФ — Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) 304 военной прокуратура гарнизона и Военный гарнизонный суд г. Владивостока-2011

.         Гражданин Г-ич обратился к адвокату Кралину В.В. за помощью для защиты его по уголовному делу. Ему вменялось преступления по ч.1 ст. 119 УК РФ т.е. угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, за которое наказывается лишением свободы на срок до двух лет, ч.2 ст. 336 УК РФ т.е. оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы, за которое наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года или содержанием в дисциплинарной воинской части на тот же срок.

.         В 2010 году  Г-ич будучи военнослужащим проживал на территории войсковой части, находящейся в Приморском крае. Также на территории войсковой части был расположен пляж, которым пользовались военнослужащие и члены их семей. В один из выходных дней на пляж пошла купаться группа детей военнослужащих. На обратном пути они встретили командира войсковой части и у них произошел конфликт. Придя домой одна из детей сообщила о конфликте отцу Г-чу, который позвонил командиру части и спросил его почему он так себя повел и выгнал детей с части. Через некоторое время 304 военная прокуратура гарнизона г. Владивостока возбудила уголовное дело по ст.ст. 119, 336 УК РФ, где потерпевшими являлись двое военнослужащих.

 .        Органами предварительного следствия Г-чу предъявлено обвинение в том, что он, в июне 2010 года, около 23 часов, находясь в очередном отпуск в г.Москве, в телефонном разговоре с подчиненным ему по службе потерпевшим Ф-ым, будучи недовольным служебной деятельностью последнего, используя нецензурные выражения в его адрес, в неприличной форме унизил честь и достоинство потерпевшего, тем самым причинив ему моральные и нравственные страдания, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ.

.         Ему же предъявлено обвинение в том, что в августе 2010 года, примерно в 22 часа, Г-ич, находясь в очередном отпуске в квартире по месту своего проживания, будучи недовольным уставной требовательностью потерпевшего А-ва, в чьем подчинении подсудимый проходил военную службу, в телефонном разговоре с последним, используя при этом нецензурные выражения в его адрес, в неприличной форме унизил честь и достоинство потерпевшего, тем самым причинив ему моральные и нравственные страдания, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ. При этом Г-ич, высказал потерпевшему А-ву угрозу физической расправы и убийством путем применения охотничьего огнестрельного оружия, которая была воспринята потерпевшим реально. Данные действия подсудимого Г-ча органами предварительного следствия квалифицированы как совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ.

.         В последнем судебном заседании, государственный обвинитель, оценив исследованные судом доказательства, реализуя свое право, предусмотренное ч.ч.7,8 ст.246 УПК РФ, обоснованно отказался поддерживать обвинение в совершении подсудимым преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ в отношении потерпевшего Ф-ва и преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, в отношении потерпевшего А-ва, а также просил переквалифицировать действия Г-ча, совершенные им в отношении потерпевшего 2 с ч.2 ст.336 УК РФ, на ч.1 ст.130 УК РФ. При этом прокурор пояснил, что обвинение Г-ча в совершении преступления в отношении потерпевшего Ф-ва, своего достоверного подтверждения в судебном заседании не нашло и объективно опровергнуто добытыми в судебном заседании доказательствами.

.         По результатам анализа имеющихся доказательств по делу, государственный обвинитель пришел к выводу о наличии неустранимых сомнений в виновности Г-ча в оскорблении потерпевшего Ф-ва и отсутствии бесспорных и достаточных доказательств события указанного преступления, в связи с чем просил суд прекратить уголовное дело в данной части, на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием события преступления. Также, по убеждению военного прокурора, является необоснованным обвинение Г-ча в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, поскольку оно также опровергается исследованными судом доказательствами, из которых усматривается, что Г-ич не был замечен в использовании охотничьего ружья не по предназначению, данное ружье подсудимого хранилось надлежащим образом в сейфе, установленном в квартире подсудимого. Сам потерпевший А-ев пояснил суду, что ранее не видел подсудимого с охотничьем ружьем. До состоявшегося разговора по телефону между потерпевшим Ф-ым и Г-ем, последний никогда не совершал активных противоправных действий в отношении потерпевшего Ф-ва или других военнослужащих части, что могло однозначно свидетельствовать о том, что Г-ич реально исполнит высказанную им угрозу. Отказавшись от обвинения Г-ча в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, военный прокурор просил суд прекратить уголовное дело в данной части, на п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием состава преступления.

.         По убеждению суда, государственный обвинитель обоснованно пришел к выводу, что предъявленное Г-чу обвинение в совершении им преступления в отношении потерпевшего Ф-ва, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ и преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, не нашло своего подтверждения в судебном заседании, в связи с чем, в соответствии с ч.7 ст.246 УПКРФ, отказался от обвинения подсудимого в совершении указанных преступлений. Поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержания перед судом обеспечиваются обвинителем, учитывая, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, суд на основании ч.2 ст.254 УПК РФ, считает необходимым прекратить уголовное дело в отношении Г-ча, в части совершения последним указанных выше преступлений, а именно: преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ, в отношении потерпевшего Ф-ва, на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, а также преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, в отношении потерпевшего А-ва, на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

.         Что же касается действий Г-ча в отношении потерпевшего А-ва, совершенных им в августе 2010 года, по мнению суда, государственный обвинитель обоснованно переквалифицировал содеянное подсудимым с ч.2 ст.336 УК РФ, на ч.1 ст.130 УК РФ, поскольку конфликтная ситуация, возникшая между Г-ем и потерпевшим А-ым в августе 2010 года не была следствием их служебных взаимоотношений, не связана с исполнением ими обязанностей военной службы, при этом являлась следствием межличностных взаимоотношений и была обусловлена поведением потерпевшего 2 по отношению к дочери подсудимого. В судебном заседании потерпевший А-ев, заявлял ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Г-ча, на основании ст.25 УПК РФ, в связи с примирением с подсудимым.

.         Обосновывая заявленное ходатайство, потерпевший А-ев пояснил, что в ходе рассмотрения уголовного дела было достигнуто примирение с подсудимым, в связи с чем, каких-либо претензий он к нему не имеет, так как моральный вред, причиненный ему, полностью заглажен. Подсудимый Г-ич согласился с ходатайством потерпевшего и не возражал против прекращения уголовного дела в его отношении в связи с примирением с потерпевшим. Защитник подсудимого адвокат Кралин В.В. пояснил, что имеются все основания, предусмотренные ст.25 УПК РФ, для прекращения уголовного дела в отношении Г-ча, поскольку последний впервые привлекается к уголовной ответственности за совершение преступления небольшой тяжести, полностью возместил потерпевшему причиненный вред. Как это указывалось выше, государственный обвинитель, поддержал заявленное потерпевшим А-ым ходатайство и просил суд прекратить уголовное дело в отношении Г-ча, в части, касаемой совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 УК РФ, на основании ст.76 УК РФ и в порядке ст.25 УПК РФ.

.         Суд постановил в виду отказа государственного обвинителя от обвинения, в соответствии с ч.2 ст.254 УПК РФ и ч.7 ст.246 УПК РФ, прекратить уголовное дело в отношении Г-ча:

— по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ, на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием события преступления;

— по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием состава преступления;

— прекратить уголовное дело в отношении Г-ча по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 УК РФ, на основании ст.25 УПК РФ, то есть в связи с примирением сторон.

— Г-ча за совершенное преступление, предусмотренное ч.1 ст.130 УК РФ, на основании ст.76 УК РФ, от уголовной ответственности освободить.

Постановление вступило в силу.

.         Все действия адвоката Кралина В.В., начиная с предварительного следствия, т.е. с первого допроса, способствовали такому развитию уголовного дела. Следствие всякими способами пыталось заставить Г-ча признаться во вменяемых ему преступлениях, даже посредством психиатрической больницы.

Ссылка: http://www.gcourts.ru/case/8783385

 

Настоящее дело вёл: адвокат Кралин Виталий Викторович